January 15th, 2011

sun

Открыл для себя Бориса Рыжего

Над саквояжем в черной арке
всю ночь играл саксофонист.
Пропойца на скамейке в парке
спал, подстелив газетный лист.

Я тоже стану музыкантом
и буду, если не умру,
в рубахе белой с черным бантом
играть ночами, на ветру.

Чтоб, улыбаясь, спал пропойца
под небом, выпитым до дна.
Спи, ни о чем не беспокойся,
есть только музыка одна.
sun

Борис Рыжий. Как я его пропустил?

В России расстаются навсегда.
В России друг от друга города
столь далеки,
что вздрагиваю я, шепнув "прощай".
Рукой своей касаясь невзначай
её руки.

Длинною в жизнь любая из дорог.
Скажите, что такое русский бог?
"Конечно, я
приеду". Не приеду никогда.
В России расстаются навсегда.
"Душа моя,

приеду". Через сотни лет вернусь.
Какая малость, милость, что за грусть -
мы насовсем
прощаемся. "Дай капельку сотру".
Да, не приеду. Видимо, умру
скорее, чем.

В России расстаются навсегда.
Ещё один подкинь кусочек льда
в холодный стих...
И поезда уходят под откос...
И самолёты, долетев до звёзд,
сгорают в них

Угу. Теперь все становится на свои места. Процесс не прерывался, просто великому русскому поэту, творившему в смутное время, логично было умереть в 26 и практически нигде не засветиться. Александр Литвинов 2, но только два важных отличия. У Бориса во всех стихах та же самая отчаянность, которая у Дранти в последних. И Рыжий еще вообще вне эстетики нью-эйджа.